Люди в деревне. Легко ли стать своим?

In Деревня, Островиада

Первый паром, 1 мая 2015

Scroll this

Честно говоря, у меня всегда было полно иллюзий. В адрес всего – людей, отношений, событий. Я склонна называть это скорее позитивным отношением к миру, но более знающие люди называют это иллюзиями. Хотя, кто может с уверенностью сказать – где правда?

Когда я ехала жить в деревню, то буквально видела эти прекрасные картинки из книг и кино. Деревня живет дружной общиной. Все друг друга знают, все друг другу доверяют. А как иначе, все ведь друг друга знают, все у всех на виду. Представляя себе довольно отдаленный жизненный уклад Острова, мне казалось, что там все тем более сплочены. Живя настолько изолированно просто необходимо быть в связке, поддерживать друг друга, подстраховывать, выручать. Иначе просто не выжить.

Деревня всегда, всю свою историю держалась на общине. Все историки отмечали просто невероятное количество различных форм объединений по самым разным вопросам. Во главе всего был “мир”, наделенный массой прав и возможностей. Были разнообразные трудовые артели по самым разным видам работ. Были разовые и регулярные “помощи”, которые приходили к отдельным хозяйствам в трудные минуты. Сообща преодолевали трудности, сообща гуляли радости. Конечно, были и сплетни, и склоки, человек всегда был человеком со своими слабостям. Эдем наврятли возможен.. Но всё же, если человек был честным и трудился на совесть, никогда не оставался он в беде. Историки сходятся в том, что социальная застрахованность жителей хорошо организованных деревень была гораздо надежнее и выше, чем нынешние государственные гарантии. И все это благодаря четкой, нерушимой и хорошо продуманной общинности.

Когда я ехала в деревню, то буквально видела, как мы всей деревней готовим масленичные гуляния, как празднуем Новый Год, Рождество, Пасху, Ильин день, да мало ли праздников? Я ехала в мир, где люди живут на живой земле, трудятся, каждый день видят плывущие над ними облака, слышат шум леса, чувствуют близость природы, которая лечит все раны, гонит все горести.

На острове пять деревень. В нашей деревне четырнадцать домов, из них три постоянно живущих, включая нас. Пожалуй, всех обитателей Острова так и можно разделить по принципу постоянности жизни тут, на местных и дачников. Дачники приезжают только на сезон. Паром начинаеи ходить с первого мая и заканчивает последним днем октября. Вот в это-то время и оживают наши места разным людом, гостями, делами, разъездами.

 

Или вот другой пример. Все лето мы видели одинокую молодую девушку, должно быть школьницу, которая регулярно приезжала и уезжала. Всегда с ровным без эмоций лицом, с музыкой в ушах, налегке, в короткой юбке или шортах (комары!!!) шла она к парому, ни с кем не общаясь. В один день мы не выдержали и разговорили ее около парома, уж очень занятной она нам казалась. Выяснилось, что у них с мамой тут то ли дом, то ли часть дома. Мама в городе работает постоянно, она учится. А в свободное от учебы время все время приезжает сюда. Просто потому что ей тут хорошо. Она закончила художественную школу, иногда пишет по настроению. Сюда приезжает вот уже одиннадцать лет, хотя самой едва ли есть шестнадцать.. Ей тут нравится. Она присматривает за домом и отдыхает душой. И компания ей особо никакая не нужна.

Есть замечательная книга Павла Зайцева “Записки пойменного жителя”. Когда я впервые увидела упоминание об этой книге, то столкнулась с таким описанием: “Автора, Павла Зайцева, публикатор называет мологжанином. Наверное, и сам П. Зайцев так себя называл, и его соотечественники – жители той России, что ушла на дно Рыбинского моря. По крайней мере, будучи выселены с отчей земли, раскиданы по городам и весям Ярославщины, они селились и держались вместе. То был крестьянский рай в пойме рек Мологи и Шексны: спокойная природа, плодородная земля, богатейшие луга..” Думаю, что и сейчас люди, любящие эти места всем сердцем, называют их настоящим раем.

Однако, интересен тот факт, что чем занятнее семья с точки зрения жизненной истории, увлечений, пути, способностей, порядочности, интеллигентности, тем закрытее они живут. Я сейчас говорю в основном о “дачниках”. С одной стороны это объясняется тем, что люди сюда приезжают в основном за уединением и отдыхом, вдохновением, одиночеством. Они замкнуты в своей семье и больше им просто не нужно. К тому же, приезжая поработать на выходные у людей едва ли остается время на что-либо кроме своих дел и забот. Я как-то пыталась договориться с одноостровчанами о каком-нибудь общем летнем пикнике, хотя бы с теми, у кого есть детки, чтобы как-то ближе законтачить их, чтобы сблизиться хотя бы на почве родительства и воспитания малышей, которые все лето живут здесь и так активно растут. Но, так и не удалось.. То ли и правда времени от забот не хватило, то ли просто не нужно тут дополнительное общение, от которого и в городе устают.

 

С другой стороны, есть в этой замкнутости и житейская мудрость – меньше общаешься – спокойней живешь, меньше знают – меньше говорят…
У нас с самого начала все было не так. Мы приехали и, привыкшие к столичным нормам коммуникаций, сразу начали со всеми знакомиться. Нам было интересно все – история Острова, особенности организации быта, бесконечные огородные секреты, места добычи нужных природных материалов и многое-многое другое. Кто как вытаскивает лодку, кто где хранит овощи, как построить кессон, с какой периодичностью удобрять землю, что было на Острове раньше, можно ли брать в лесу поваленные ветром деревья и еще миллион вопросов. Мы старались со всеми наладить отношения. Думаю, во мне еще сыграла детская память, хорошо запомнившая открытые и дружные сёла в казахстанских степях с их радушием и готовностью помочь.
Мы все время на себе что-то тащили, привозили кучу вещей. Всех обо всем расспрашивали. У одной соседки я пропадала, пытаясь уложить в голове все ее огородные хитрости и все время восхищалась ухоженностью территории, прекрасными цветниками. К другим соседям я бегала за старинными рецептами блюд в русской печке, за проверенным рецептом теста на пироги. Они же подстраховывали то капустой, то мукой. По первости наши навыки по запасу продуктами были, ой, как плохи, то одно закончится, то другое. К тому же, у них была замечательная старенькая бабушка, всего один год не дожившая до девяноста лет, светлая ей память. Она была очень добродушная и всегда была рада поболтать о былых временах, много интересного рассказывала о прошлой жизни, устройстве хозяйства, как жили, как справлялись. Она рассказывала, что когда родила одну из своих дочерей, то про них сказали по радио, ведь малышка была рекордного веса среди рожденных после войны детей по области. Много чего рассказывала бабушка Надя, чем гордилась, о чем душа радовалась. С Лёвушкой моим всегда была приветлива, пыталась развлечь, занять, давая тем самым мне хоть небольшую передышку.
Потом мы привезли мотоблок, сразу же купили лодку. Натаскавшись в свое время так, что никому не пожелаешь, мы старались всем помочь, подвозили всех по возможности, денег, конечно не брали, вызывая этим среди некоторых жителей странное чувство недоверия.. Тут привыкли платить за подобные услуги. Причем цены тут, в отсутствии большой конкуренции, назначают не стесняясь. Например, нам перевезли телегу навоза, на расстояние буквально метров двести за семьсот рублей. При этом, Лёша сам её грузил. То есть в стоимость входило только подогнать телегу на место погрузки и перевезти её на двести метров. Но это все детали.
Нам казалось, что у нас со всеми вполне дружелюбные отношения, ведь мы приехали на землю трудиться, развивать, растить детей. Люди, так много вкладывающие сюда сил, знающие цену этому труду, должны это понять и только порадоваться притоку новых свежих сил, идей, желания что-то делать, менять, улучшать. В итоге мы и вовсе переехали сюда жить, полные надежд и воодушевления, рассчитывая на кооперацию и совет. Однако, многие восприняли всё это иначе. Видимо, с этого и начались наши проблемы по вживанию.
Молодые москвичи оставили свои работы с деньжищами и переехали в глушь, странно. Либо миллионеры, либо сектанты. На том и порешили. Знали то про нас мало, но говорить оттого стали наоборот больше. Как-то сразу у нас появилась и новая лодка с хорошим мотором, и новенький мотоблок.. точно – миллионеры. Я довольно много фотографировала для своих заметок и задавала вопросы, это тоже наводило на некоторые подозрения.
-Покупайте мясо, мы корову забили.
-Нет, спасибо, мы мясо не едим. – У Леши тогда как раз была постная диета по здоровью.
…Мясо не едят, точно сектанты..
-Водку будешь?
-Я не пью водку.
…Сектааант…
Почти сразу Леша повесил тарелку-усилитель GPRS-сигнала, чтобы сделать дома Wi-Fi. Соседи в какой-то момент не выдержали
-У вас тарелка неправильно висит.
-Да? А что с ней?
-Ну, она в землю смотрит, у вас так телевизор показывать не будет.
-А у нас нет телевизора
-…. А тарелка тогда зачем?
-Да пусть висит, жалко что ли?!
…Точно сектанты.
Потом Леша дал зарок не бриться до момента завершения стройки душевой. Время шло, борода росла.
-Че бороду отращиваешь, в попы, что ли, собрался? – пошутили они.
-Да, церковь строить тут будем,- пошутил в ответ Леша.
..ну, вы сами всё поняли.
В общем, доходило до абсурда. Желание обличить в нас недобрые замыслы цеплялись за любой повод и будоражили фантазию. Вкупе с довольно скудным замкнутым и однообразным типом жизни все это, к сожалению, рождают лишь сплетни. К весне кто-то от кого-то узнал про мой сайт и вот уже шепотом передавалось -Будьте с ними начеку, они всё вызнают и что-то куда-то пишут. И вот уже люди, которые были с нами приветливы, стали как-то и правда настороженнее..
Мы, к тому времени, совсем погрязли в своих делах, особо никуда не вылезали, ни в чем не участвовали, с кем успели – познакомились и стали вести свой уединенный замкнутый образ жизни. Отсутствие опыта и нужной информации мешало нам работать настолько эффективно, насколько мы того хотели. Мы мало что успевали, чем вводили в ступор окружающих. Надо же, двое, молодые, не работают и вечно что-то не успевают. Про это “не работают” отдельная история. То, что мы пахали тут с утра до вечера никого не интересовало. Раз не ходят на работу, денег не зарабатывают, значит – не работают. То, что я в декретном отпуске тоже роли не играло. Понятие работы на себя, на свое будущее тут полностью отсутствует.
Я сначала жутко от этого расстраивалась.
-Ну, как они не понимают! Они все делают с закрытыми глазами, все знают, умеют, а мы над каждой новой задачей днями сидим. Изучаем, пробуем, ошибаемся, переделываем! К тому же, у меня Лёва постоянно на руках, да и быт сам по себе не отлажен годами, как у них. Ничего не приспособлено!
Мне очень хотелось, чтобы соседи увидели в нас таких же простых трудящихся людей. Ведь мы не привозили никогда рабочих, на нанимали никого, всё сами! Не лежали в шезлонгах, работали. У нас за три года даже лавочки на улице не появилось, только наскоро сбитое место для сидения под ёлкой, собранное мужем моей мамы в один из приездов. Мне так хотелось, чтобы они похвалили, зауважали, что ли. Уважительным отношением, участливым расположением и примером своего труда хотелось мне выстраивать связи с соседями. С кем-то это действительно удалось. Но кто-то остался на своём – миллионеры, сектанты..
Первая стычка у меня произошла с соседкой по поводу коровы… Уже смешно, да? Тут исстари привязывают коров где удобно. А удобно поближе к дому, чтобы в обеденное время доить недалеко было. К тому же, коровы съедают траву около домов, которую нет возможности или времени косить. Коровы косят, а соседи собирают коровьи лепешки на так называемый “коровяк” – прекрасное свежее органическое удобрение для огорода. Всем удобно. Я тогда была на хозяйстве одна, Лёша еще работал в Москве. Я всё время ходила с Лёвой на руках, коляска у нас не принималась. Принести воды, вынести помои, приготовить еду, как-то уследить за огородом и все это на руках с младенцем, которого было некому поручить даже на время. Сказать, что у меня ни на что не хватало сил – ничего не сказать. А тут еще коровы прямо на дороге по пути за молоком. Я попросила не привязывать коров на дороге от нашего дома, я с младенцем на руках, мало ли она понесет на меня или бодаться будет.. В ответ получила предложение обходить за деревней, если мне коровы мешают. Мое возражение о том, что дороги придуманы для того, чтобы по ним ходили люди, а не паслись коровы было встречено двухэтажным матом, как тут заведено.
На следующий год ситуация повторилась. На этот раз коров привязывали прямо перед нашим домом. Малыш в то время уже свободно гулял и мог легко выйти за калитку посидеть в лодке или порулить мотоблоком. На этот раз просить не привязывать коров у нашего дома вышел муж. Наши опасения за случайный контакт ребенка и коров опять были встречены двухэтажным матом. Да еще и угрозами о том, что “да если я захочу, тут половины домов не будет..” Коров они убрали, но через несолько дней рано по утру на нашей лодке появилась огромная коровья лепёшка..
На Острове пять деревень. Именно в нашей деревне живет староста. Он владеет различной сельскохозяйственной техникой, отвечает за противопожарную бочку, реагирует на возгорания. Пожалуй, это один из постоянноживущих мужчин на Острове, который может строить, чинить, косить, пахать, держит скотину. В другой деревне живет его брат, тоже с техникой и возможностью что-то строить, делать, чинить. Это одна из самых зажиточных семей, к ним приходят за помощью в любых случаях, начиная от перевоза на лодке, вспашки поля и строительных работ. Их мама в свое время была начальником местного колхоза, откуда остались связи с администрацией, техника от развалившегося хозяйства и склонность устанавливать свои правила, не считаясь ни с кем вокруг. В самом начале, когда мы еще не жили тут постоянно, то оставляли технику под его присмотром. Муж советовался с ним в каких-то бытовых и строительных вопросах. Их семья держит несколько овчарок, которые за версту чуют чужого и поднимают жуткий лай. Они же присматривают за пустующими домами в несезон, когда дачники разъезжаются. За исключением ситуаций с коровами, других стычек у нас с ними никогда не было. Жена – местный почтальон приносила нам почту, при встрече на дороге здоровались.. Но, как выяснилось, именно они распространяли слухи о том, что мы сектанты и прочие истории, фантазии которых стоит только позавидовать.
Еще весной они запретили другой семье продавать нам молоко и яйца, потому что мы стали интересоваться в администрации по поводу покупки земель за нашим домом. Это ближайшие окрестные деревенские земли, которые они давно используют под покос коровам. По всей вероятности, никакой формальной аренды у них нет, а есть лишь словесная договоренность с администрацией, потому что ни один клочок земли официально в реестре арендуемых земель не зарегистрирован. Администрация всячески обходит этот вопрос. К слову сказать, эти товарищи продолжают косить траву на нашем огороде, который вынесен за деревню. Там они тоже издавна косили, пока огород стоял без дела. Часть огорода мы начали распахивать под картошку, а часть оставили нетронутой, её то они и продолжают косить безо всякого спроса или сомнений, хотя это наша собственность. А вот один только наш интерес к другим землям их отчего-то пугает.
Где-то в конце лета у мужа с этим старостой случилась стычка. Опять до смешного, но тут уже просто нужен был повод. Летом во всех деревнях меняли столбы, старые столбы до какого-то момента лежали просто на прежних местах. В какой-то момент староста поехал собирать их трактором, а Лёша уперся – я сам решу, что с моим столбом делать. Его задел тот факт, что опять решение о распределении столбов было принято единолично одной семьей, не спрашивая и ни с кем не считаясь. Тут уж много было всего высказано в обе стороны. Нам высказывалось, что мы приехали и всё им испортили, во всё лезем, всё сбили и перевернули с ног на голову. Объяснять, что нам ни до кого нет дела, только бы со своими делами разобраться, Лёша не стал. Вместо этого он стал вопрошать глобально “вам тут сколько лето то жить и работать осталось? Вашим детям эта земля не нужна, они сюда и ездить не хотят, что дальше будет?” Он намекал на то, что передать хозяйство некому, а мы как раз те молодые и желающие трудиться на этой земле. Наоборот, нужно объединяться, у них есть опыт и навыки, а у нас – время и силы впереди, желание, новые технологии, ресурсы. Никто никому не помеха. Но, намёки тут совсем бесперспективное занятие. Через время поползли слухи, что мы планируем создать тут общину, а всех стариков изжить за ненадобностью.
Буквально через неделю у нас украли мотоблок и лодку прямо из-под окон. Соседские собаки молчали. И это при том, что мотоблок протащили к берегу вокруг деревни практически мимо их дома. Все сочувствующие нам на Острове люди молчаливо кивали и говорили о том, что это точно по наводке местных. Некоторые, не стесняясь, называли имена. Об отсутствии освещения и кромешной мгле ночью могли знать и пришлые электрики, работавшие здесь. Однако, знать об отсутствии большинства соседей в эту ночь и суметь заставить молчать собак они наврятли могли.
Пока ходил паром, мы ездили на нем. Как только навигация его закончилась, нас возил знакомый из соседней деревни. Через некоторое время, в одну ночь у него пробили лодку, а у нас пропороли три колеса на машине на большой земле. Машина стояла на том месте три года, за ней приглядывали и ничего не происходило. Так что, ссылаться на местных хулиганов не имеет смысла.
Что мы такое испортили, чему помешали и что перевернули с ног на голову, чем вызвали подобные действия в наш адрес – остается только догадываться. В чужую голову не залезешь, чужих страхов не прочитаешь. Есть разрозненные сведения о том, что что семья или отдельные её члены промышляют разными неблаговидными делами. Именно эта деятельность и заставляет их бояться, что мы что-то узнаем, чему-то помешаем. Никому ведь не приходит в голову, что нам просто не до того. Хочется просто мирно жить своей жизнью и чтобы никто не трогал, никто не лез. Хочется покупать молоко, если ты ему доверяешь, без справок и заключений. Хочется смотреть на обработанные поля, даже если на них нет формальной аренды. Хочется обезопасить себя от того, что кто-то придет и купит этот участок между твоим домом и лесом, построит там себе особняк и будешь ты смотреть в чьи-то стены вместо волнующей массы леса. Хочется мира и человеческого доверия, а не маниакальных домыслов и опасений.
Я одно время читала про подобные истории, как не принимали приезжих.. Травили скотину, вытаптывали огороды, поджигали дома… Читала-читала, да и перестала. Вот и сейчас даже не хочу об этом думать. Мы обезопашиваем себя как можем. Камеры, тревожная кнопка, страховка имущества. Информация обо всем происходящем есть у нужных людей, в случае чего у нас есть подмога. Это всё отнимает огромное количество сил, энергии и средств, мы вовсе на это не рассчитывали, но кто же нас спрашивает..
Знаете, сейчас весь мир взбудоражен действиями ИГ, страны недовольны своими правителями, кругом коррупция и безнаказанность, убийства, невинные жертвы.. Я склонна полагать, что это не имеет никакого отношения к религии или конкретной политической группировке, это все люди. Отдельно взятые люди, жаждущие крови, власти, денег. Люди, чем-то обиженные, обделенные, озлобленные, завистливые. Люди, неспособные устроить свою жизнь так, как им хочется. Люди, желающие быстрых результатов и добычи, нежелающие трудиться. Люди, возомнившие о себе, что они имеют право что-то над кем-то вершить. Вся эта злоба, распущенность, вседозволенность и возвышение своего “Я”, наделение себя какими-то странными правами, всё это уже пожирает человечество изнутри. И один только Бог ведает, к чему все это приведет. А может, и он не знает, а лишь наблюдает, не в силах остановить эту чудовищную массу злости и ненависти – самое большое зло, которое человек создал за время своего существования.
Написала вот и теперь не знаю, как от этого перейти к доброму воодушевляющему окончанию поста.. Может, оно и не нужно. Возможно, каждый, кто захочет, сам отыщет его, а я просто пожелаю всем мира и понимания.
И только одну еще мысль озвучу, потому что она в этой теме. Наблюдая за некоторыми людьми, которые живут тут всю жизнь, я думаю вот о чем. Наверно, невозможно в наши дни родиться, вырасти и жить в деревне, не познав ничего другого и чувствовать достаточность этой жизни. Жизнь на земле – это такой же осознанный выбор, как и выбор любой профессии – ученого, сварщика, юриста, архитектора. Для этого нужны знания, опыт, кругозор, умение организовывать жизнь, навыки общения с администрацией, знание примеров и укладов фермерской жизни в других странах. Если же ты вырастаешь в деревне и не знаешь ничего другого, если это жизнь “по наследству” без права или возможности выбрать что-то другое – то это приведет к злобе и неконтролируемой зависти. Если просто побег от чего-то, то это тоже приведет к унынию. Раньше, поколениями жили в деревне, но и статус деревни был другой. Навыки, передаваемые от деда к внуку были другими. Не было такого количества соблазнительных возможностей вне деревни, как сейчас. Потомственный краснодеревщик, лапотник, сапожник, земледел – это было почетно, вызывало гордость. Сейчас же, для успешной, продуктивной и счастливой жизни на земле я вижу только один путь – образование, просвещение, получение других возможностей и только после всего этого выбор сердцем – остаться на земле. Тогда и труд будет в радость, и желание учиться никуда не пропадет, и гордость за выбранное дело не покинет, и сомнений в душе о другом, лучшем пути, вызывающих сожаление и злость тоже не будет.
Так что, выбирайте осознанно, выбирайте зная, выбирайте слушая сердце, и тогда всё непременно получится. Ну, и надеюсь, что наш скромный опыт по вживанию в этот замкнутый деревенский мир наведёт вас на нужные мысли и идеи, как сделать это лучше, как застраховаться от ненужных разговоров и избежать врагов на новом месте. А возможна ли дружная общинная жизнь в деревне – как раньше – это уже совсем другой вопрос. Тут ведь дело не только в деревне.. Это общая тенденция. Разделение на маленькие отдельные семьи, на маленькие отдельные квартиры, на закрытые клубы по интересам.. Сосед соседу нынче – незнакомый человек, два подразделения одной компании будто две разные компании, и так во всём.. Мы слишком долго искали независимости друг от друга, чтобы в итоге прийти к замкнутости и одиночеству. Люди разрознены очень многими факторами, а вот объединены едва ли.
Ну а если кому-то мой пост показался обидным или переходящим на личности, то каждый ведь обороняется как может. Кто-то колеса втихую прокалывает, а кто-то громко и открыто рассказывает об этом.
Всем добра.

Вопросы? Комментарии? (всегда можно написать лично на me@looshka.com)