Лето в деревне

In Деревня, Материнство, Островиада, Фото-пост

Любимые подсолнухи

Scroll this

Честно говоря, я уже начала опасаться того, что мой очередной пост будет написан не раньше осени! Но нет, собралась, выкроила время и спешу рассказать, как же проходит наше первое настоящее полноценное лето в деревне.

Позапрошлые года мы были здесь наскоками, наездами, по выходным-праздникам-отпускам. Прошлый год муж был наскоками, а я – с малышом, почти постоянно. В каждый год, несмотря на количество времени и количество свободных рук для работы, у нас было очень много планов и замыслов. Однако, что наскоками, что с малышом на руках дела делались крайне небыстро. Так что, этого лета мы ждали давно и возлагали на него огромные надежды.  В общем то, половина лета прошла, жизнь нас ничему не научила, а надежды с планами по-прежнему грандиозные. Собственно, о чем это я?

Деревня – такая интересная среда обитания, где от тебя требуется максимум самоорганизации, собранности и самоконтроля. Ни пинать, ни проверять никто не будет, отчитываться тоже только самому себе. Поэтому, залог успеха только в самомотивации, собранности, ответственности и трудолюбии. Но об этом я обязательно напишу отдельный пост, ибо занимательная история выходит. Так вот, чтобы все эти явления как-то выудить из себя, мы решили перенять простые приемы организации работы из былой офисной жизни. Мы занялись планированием и отслеживанием выполнения плана. Перед началом активного рабочего сезона мы обновили наш большой настенно-показательный план, вычеркнув устаревшее, перенеся отложенное и вписав новое, обязательное к скорейшему исполнению. Как-то зимой мы перечитывали наш план первого года и смеялись над собой до слез, читая все это абстрактное “скосить нескошенное – построить недостроенное – вспахать невспаханное”. Но, повторяюсь уже во второй раз, видимо, жизнь так ничему и не научила. В новом плане на предстоящий рабочий сезон гордо значилось:

  • построить первую теплицу
  • построить вторую теплицу
  • оборудовать курятник
  • сделать загон для кур
  • разбить огород
  • достроить душ
  • спилить и выкорчевать неспиленные деревья
  • распилить спиленные деревья
  • выкатить кат
  • построить телегу для ката
  • построить первую скамейку
  • построить вторую скамейку
  • сделать грибок для песочницы
  • спроектировать и установить полив на огород и в теплицу
  • перенести старые цветники
  • разбить новые цветники
  • посадить газон на участке перед домом
  • посадить газон спереди перед забором
  • пересадить ягодные кусты
  • сделать дорожку от входа к дому
  • сделать подпорки для всех ягодных кустов
  • … и еще энное количество задач в том же духе.

Что же было в реальности?

Эпопею с водой, стоящей в межах между грядками и невозможностью посадить что бы то ни было, я уже описывала в прошлый раз. Тогда я писала в момент почти что готовой теплицы, предвкушая окончание большого дела и радуясь скорой свободе рук для новых дел. Тогда мы не ждали подвоха с перекопкой теплицы и посадкой картошки, зато они уже ждали нас. Вообще, этот сезон был какой-то поучительный, что ли. То, как складывались наши дела, посбивало с нас остатки городского снобизма, попыток заткнуть дырки деньгамми и техникой, а также легкомыслия на тему – сейчас мы тут все быстренько сделаем.


Наш пункт “построить первую теплицу” со временем масштабировался в отдельный огромный план с кучей своих подпунктов, а само строительство заняло в общем и целом недели три чистого времени. И это без учета простоев из-за дождя, когда невозможно было работать с сырой древесиной и нужно было время для ее просыхания. К слову сказать, мы и тут пошли путем “все сами”. Мы не стали покупать готовых каркасов, а сделали всю теплицу от начала до конца сами. Мы распускали бревна на брусья основания, нарезали все остальные каркасные брусья, все это бесконечно пропитывали, мазали битумной мастикой, делали укосины, перекладины, жертвенные доски и что-то там еще. А еще мы только три (!!!) дня выставляли каркас по уровню, чтобы он сохранил свою идеальную геометрию как можно дольше. Муж мой, конечно, делает все слишком дотошно и тщательно, но, и при более вольном подходе всеь этот проект отнял бы гораздо больше времени и сил, чем одна строчка в плане. За основу теплицы мы брали проект какого-то американского фермера, который довольно убедительно рассказывал об особом воздухо-теплообмене и прогреваемости солнцем в данной конструкции. Кажется, местные решили, что мы строим себе дом, а не теплицу. А когда они увидели, что она ко всему прочему еще и стоит по диагонали вместо стандартного параллельного участку расположения, так совсем махнули на нас рукой. Муж же выверял положение по солнцу в зените, так что, ошибки в расположении быть не может. Самое обидное, что мы так и не смогли позволить себе вычеркнуть пункт теплицы из плана, потому что так и не доделали форточки, которые должны автоматически открываться и закрываться гидроцелиндрами, управляемыми Лёшиной электроникой… Это, видимо, до следующего сезона. Но без всего этого теплица не окончена, так что и пункт остался в плане.

За то время, что мы строили теплицу, нам казалось, что мы делаем что-то невероятно сложное и сложнее уж и быть не может. Казалось, вот достроим сейчас, и все остальное будет просто на раз-два. Но моя мама отчего-то ходила и приговаривала, -Ребята, вы не забывайте, нам же еще теплицу копать. Занудничает и усложняет-, думалось мне, -чего там копать то, шесть на три, за полдня справимся. В итоге мама копала теплицу ровно три дня, с шести утра до восьми вечера с перерывами на чай. И мы все туда ходили, помогали и видели, что эти шесть на три, состоящие из сырой утоптанной дернины и правда копаются три дня, руками, мучительно и безальтернативно.

Мы же тем временем переключились на картошку. Все то время, что мы занимались теплицей, чтобы поскорее ее закончить и посадить привезенную рассаду, мы легкомыслеено думали  – вот сейчас разберемся с теплицей и быстренько посадим картошку. Соседи ходили и причитали – время идет, надо бы картошку вам сажать, не упустить, может все отложить и посадить?.. Но в приоритете была теплица и мы все строили ее с утра до вечера. В этом году было решено сажать картошку на нашем поле за пределами участка, потому что там и места больше, и земля полегче. Поле это мы два года назад перевернули плугом, разбили культиватором и на том оставили, наивно полагая, что целина осталась позади. И вот, буквально закрутив последний саморез на крыше теплицы под ливнем и порывами ветрами, чуть не улетев вместе с листом поликарбонада, Лёша, под всеобщим давлением, кинулся пахать поле под картошку. Взял мотоблок, прицепил плуг и пошел пахать. Вспахал. На следующий день планировал быстро прокультивировать мотоблоком и после обеда все посадить. После этого мы задумали устроить грандиозный пикник в честь окончания первой большой посевной. На обед же Лёша пришел в сильно расстроенном настроении.

-Любаша, а мы не можем посадить картошку где-нибудь в другом месте?
-Нет. А что такое?
-Всё плохо.
-Что плохо?
-Всё.

Оказалось, что поспешив переключиться на новое дело Лёша не вполне реалистично оценил силу нашей техники. К моменту вспашки трава на поле прилично выросла и теперь лежала огромными перевернутыми комьями, которые культиватор был просто не в состоянии разбить и разровнять. Небольшое совещание постановило исправлять ситуацию вручную, то есть просто копать и ровнять то, с чем не справился трактор. Человек, он ведь надежнее трактора.. Не в наших правилах унывать, так что мы приободрились и пошли копать. На третий день я уже просто лежала на этом поле, докапывая последние десятки метров. Лёша копал, а я выбирала корни, разбирала комья и рыхлила землю. Это было настоящее испытание. И все это время я вспоминала строки из книги про былую деревню. Зимой и ранней весной я вчитывалась в главы про способы обработки земли, про вспашку простыми рукотворными орудиями труда, про вспашку под засев по три, а то и по четыре раза за сезон в зависимости от качества земли. Я с предвкушением читала про то, как уходили с рассветом и песнями, как трудились бодро и умеючи, как ничто не было страшно, а ловкие, знающие земледельческое ремесло руки окультуривали любые земли. И вот я третий день лежу на жалком отрезке земли в три ряда шириной и сорок метров длиной, и не знаю, когда всему этому наступит конец! Слабее человек пошел, что уж тут говорить. Всю историю человек сознательно изобретал способы освободить себя от физичесого труда, заменив это в итоге фитнесс-клубами и дорогими видами спорта, и ослаб..

Наше первое картофельное поле

Знаете, говорят, чтобы узнать человека, нужно съесть с ним пуд соли или пойти в горы. У меня есть еще один вариант – вскопать с ним вручную целину. Кажется, что за эти три дня у нас было все. Мы ругались, сердились, высказывали, обвиняли, извинялись, подбадривали, вспоминали, умилялись, веселились, хохотали, плакали – всё. Сам по себе изматывающий физический труд очень многое вытаскивает из человека наружу. Тут же был еще и незапланированный тяжелый труд. Труд, который должна была делать за нас техника. Труд, на который никто не рассчитывал. Труд, произошедший по неосмотрительности одного из нас. Монотонная работа вблизи и наедине (копошащийся ребенок рядом не в счет, про него будет отдельная история) давала пищу размышлениям и разговорам, от которых давно уходили или никак не находили на них времени. За эти три дня вылезло всё. Это действительно круче любого кабинета психоанализа за большие деньги, да еще и поле с картошкой в итоге получаешь. Красота!

В какой-то момент во мне произошел всплеск борьбы за женственность. Старая русская поговорка про русскую бабу, которая и коня остановит, и в избу горящую войдет – не случайна. Мне известны лишь несколько случаев, когда женщина в деревне осталась легким эфимерным существом. Когда ты копаешь, таскаешь ведра с помоями, ведра с водой, разбираешь дом, водишь трактор, ухаживаешь за скотиной и прочее-прочее, ты просто не можешь быть легким эфимерным существом по определению. Я не исключение. Я стала серьезнее и суровее, что ли. Но тут во мне проснулась борьба за женственность. По ходу дела, разбирая комья земли, мы постоянно наталкивались на личинок медведки. Я и червя то дождевого только-только научилась не бояться, а тут это премерзское существо, которое всенепременно нжно уничтожить, иначе потом ничем не вывести. Каждый раз, находя эту тварь, я звала Лёшу и просила раздавить, потому что саму меня захлестывала волна отвращения. В какой-то момент мы оба так вымотались и устали, что он решил заставить меня сделать это самой.

-Любаша, хватит, дави их сама.
-Я не могу, мне мерзко.
-А мне не мерзко? Давай, ты уже взрослая девочка.
-Я не могу.
-Что ты не можешь? Вот, давай сюда ногу, – он положил личинку на лопату и схватил мою ногу, чтобы сапогом размазать эту мерзость. В этот момент во мне проснулся какой-то зверь и я как ошалелая заорала, -Хватит делать из меня бабу с яйцами!! Я – девочка!!! Отпусти немедленно!

Кажется, это был даже не крик, а звериный угрожающий рык, после которого, естественно, пошел поток слёз и рыданий. Больше мне не пришлось этим заниматься. Муж, кажется, чего-то понял и впредь заботливо поглядывал на меня и сам спешил помочь, даже не дожидаясь просьбы. Наверно, с отстаиванием женственности в городе через посещение салонов красоты или очередной шоппинг это имеет мало общего, но я осталась довольна результатом и снова почувствовала себя милой хрупкой барышней, копающей свое первое картофельное поле.

Был и еще один замечательный момент в этом деле. Когда к концу второго дня я откровенно лежала на земле, выбирая корни, потому что ни на что другое не было сил, и думала, что это никогда не закончится и вообще – кому и зачем все это надо, в какой-то момент я посмотрела вверх над собой.. Я подняла абсолютно отчаявшиеся увидеть хоть капельку радости глаза и увидела огромную двойную радугу от земли до земли, которая красовалась прямо напротив нас. Что куда тут же делось, не знаю. Но вместе с этими волшебными полосками, обнимающими землю, ко мне в самое серде вошло столько красоты, сил и счастья, что я вскочила, как после прекрасного отдыха и стала буквально прыгать от счастья. Потом я побежала за камерой и, забыв обо все на свете, стала пытаться запечатлеть это чудо природы. И все это было такой рукой помощи и ободрения, такой поддержкой, таким невероятным подмигиванием и обещанием, что все будет хорошо, что все и правда стало хорошо. Этот день мы довольно скоро докопали, а там и с третьим днем справились.

Занятно было наблюдать метаморфозы с сыном за эти дни. Он то тоже с нами картошку сажал. Не то что я в тридцать два года до первого поля дошла, Лёва своё в неполных два года в этот раз поднимал. В первый день это был скандал. Он делал все назло, канючил и взрывал мозг. Было много криков. На второй день он проснулся и сказал -Пойдем на веранду. На что мы ответили, -Нет, сынок, пойдем на поле. В этот раз мы взяли пенку и очертили границы дозволенных перемещений – внутри периметра пенки. Это сработало и он много и увлеченно сам на ней играл. После обеда он сам взял пенку из мотоблока и понес расстилать ее на привычном месте. На третий день он проснулся и сам сказал, -Пойдем на поле! Днем же я краем глаза заметила, что он тихонько сидит, играет в пальчиковую игру, которую я показала накануне, а потом и вовсе начал пересчитывать пальчики руки, -Один, два, три.. В этот момент я чуть не расплакалась от умиления! Все это время у Лёвы была своя зона ответственности, он сыпал золу в лунки, куда я после кидала картошку. Папа копает, Лёва сыпет, мама кидает, папа закапывает. За три дня отработали схему до автоматизма. А в конце Лёва просто взял картофелину и сажал ее то там, то здесь, откапывая и закапывая снова. Отличное развивающее занятие, подумалось и порадовалось мне. Имитация – лучшее, что можно придумать для малыша. А когда он придумывает ее сам, так совсем отлично. Из всего этого мы сделали вывод, что ребенок отлично вписывается в безальтернативную трудовую ситуацию, немного терпения, привычки и вот он уже не помеха, а член команды. Порадовались.

А мы же, как только разобрались с теплицей, картошкой и всеми остальными посадками (мама привезла малину, ежевику, ревень, сельдерей, лук и цветы, подо все это тоже нужно было копать целину в разных местах), как только проводили маму, переключились обратно на огород. Он к тому времени совсем зарос травой. Два дня я лила слезы над морковкой, половину которой забила сорная трава, потом охала над свеклой, которую постигла та же участь. Чтобы хоть как-то исправить положение, мне пришлось экстренно подсеивать еще в новых местах. В общем, теперь я пропадала на грядках. Тут, на самом деле, можно рассказать много всего интересного для таких огородных чайников как я, и я это непременно сделаю чуть позже.

В один из дней, прополов почти всё, и в отличном настроении по этому поводу, я зашла за молоком к соседке и увидела у нее корзинку отменных боровичков. Все, жизнь остановилась. Даже не так! Я остро осознала, что жизнь проходит мимо меня. Люди тут, понимаешь, грибы корзинками носят, а я все кабачки рыхлю! И ради чего мы тут в лесу живем? В общем, в полном унынии и с ощущением собственной никчемности я вернулась домой и все мое внимание переключилось на лес. В первый раз мы поехали туда все вместе, с сыном. В лес за грибами он меня не пустил, чернику с земляникой собирать не дал. Пришлось оставлять мужа там и самим возвращаться обратно. Зато Лёша вернулся домой с корзиной лисичек. Через пару дней, в субботу, когда на Остров приезжают все городские грибники и лес кишит народом, он проснулся в шесть утра и засобирался. -Пойду на свою поляну схожу, пока они тут не понаехали. Через час с небольшим он вернулся довольный с полной корзиной грибов. -Они все только идут, ищут, а я уже навстречу с полной карзинкой. Спрашивают – есть там чего? А я говорю – неееет, ничего нееету, езжайте обратно. Такие вот мы, превращаемся в местных жадных грибников. Местные рассказывали, что поколение постарше имело грибов тут в гораздо большем изобилии, чем сейчас. В подпольях стояла бочка груздей, бочка опят, бочка белых. Каждого сорта было по бочке! А не так как у нас сейчас – насобирал ассорти и в банку или заморозил. Конечно, и природа меняется, но и грибников раньше столько не было – это факт. Отсюда, видимо, эта жадность и появляется – приезжают тут на наш Остров все, кому не лень, все подчистую в лесу выбирают. Причем, не всегда аккуратно. Мусор в лесу оставляют, с собой не увозят, так и валяется мелкий пластик потом то тут, то там.

После того, как мы пару раз до ночи обрабатывали грибы, наш грибной пыл немного поостыл и пришла очередь ягод. Тут приехала наша соседка, замечательная, к слову сказать, женщина, и позвала за черникой. Два дня Лёша сидел дома с малышом, пока я по четыре-пять часов пропадала в лесу. Когда же приходила домой, то продолжала заниматься ягодой, перебирая и заготавливая всякие вкусности. В этот раз у нас джем и компоты. Тут опять скажу про недобросовестное отношение к природе приезжающих. Некоторые повадились собирать ягоду специальными комбайнами. Это такие особой конструкции лопатки, которые обрывают ягоду с куста сразу охапками, тебе и руки пачкать не надо. Собирают таким образом обычно на продажу, оставляя за собой много поломанных и вырванных с корнем кустов. Ужасно жалко на все это смотреть. Куст может плодоносить еще до осени, а его взяли и вырвали ради быстрой и легкой наживы. Комментировать дальше не буду, иначе рискую выплеснуть тут все свои самые неблагоприятные мысли по этому поводу. Просто очередной пример того, как жажда денег в очередной раз медленно и бездумно уничтожает природу. И не правительство в этом виновато, а сам человек, такой весь из себя разумный и мыслящий.

После того, как мы немного разобрались с ягодой, нашлось время и для теплицы. А там, оказывается, делать-не переделать. Огурцы пошли плетями косы плести, у помидоров упустила пасынки, что-то вымахало – пора подвязывать, сорняк пробился, землю рыхлить надо и прочее-прочее. Благо, хоть из-за дождей в огород можно было и не соваться, а то бы на теплицу наложился еще и огород. Разобралась с теплицей – подсох огород, пошла туда. Навела порядок там, тут же выяснилось, что смородина на участке почти переспела и срочно надо собирать. А к смородине нужен крыжовник, надо собирать и его.

Так на протяжении всего лета одно срочное дело сменялось другим. Пока делаешь одно, убегает другое, скорее к нему, а там за третьим вдогонку бежишь.

***

Еще, помимо всего этого, с момента окончания больших посадок мы вернулись к строительству душевой, так что помимо всего прочего на мне по-прежнему была пропитка досок, которая иной раз занимала и весь день. На очереди был пол. Казалось бы, всего двадцать семь досок нужно построгать, фрезеровать, пропитать и прикрутить. Однако, в день мы вдвоем делали максимум – девять. И это при наличии работы только над ними в течерии всего дня без отвлечения на что-то другое.

Леша где-то в этой череде успел привезти сваи для фундамента мастерской, только вот совсем непонятно – когда и кому их закручивать.. Надо ведь до осени, до дождей сделать каркас и утеплить его. Никто не хочет приехать на строительство мастерской?

Еще приезжали друзья. И на пару часов приезжали, и на неделю, и постарше, и помоложе, и сами, и с детьми. Тут, кстати, ни к кому так не приезжают, как к нам. А мы, что ни выходной, возим гостей охапками. И очередь желающих только растет. Видимо, все же нужно вводить режим трудового лагеря, и нам польза, и людям отдушина, а мозгу разгрузка. Гостевой список дел уже готов. Так, например, моя бывшая начальница очень хорошо и добросовестно прополола мне клубнику, благодаря чему мы ее немного и поели. Наша молодая клубника в этом году только входит в плодоношение, а старая вся заросла, её то и пололи. Ко всему прочему я еще вполне компетентную консультацию по выращиванию клубники получила. Хороший начальник – везде польза, и на грядке тоже! Коллеги выручили с первой жестокой прополкой моркови и перекидыванием старой компостной кучи, освободив место для фундамента мастерской. В общем, все были при делах, всем наша безграничная благодарность и просторы Острова для отдыха в придачу.

Я же поняла несколько простых вещей. Я до тридцати лет жила, по сути, одна, ничем не нагруженная, ни за кем не ухаживающая, жила себе в удовольствие и жила. Только отчего-то то там, то здесь выскакивала то тоска, то печаль, то ощущение ненужности, бесполезности, беспросветности.. В общем, много разных мыслей лезло от безделия, и это при жестком ненормированном московском рабочем дне. Здесь же, я нужна всем и каждому. Кажется, я только сейчас начала это понимать. Про сына, который от меня не отходит – это и так понятно. Я про другое. Завели кошку, нужно время и силы, чтобы её погладить и покормить, похвалить, приласкать, поругать, научить. Посадила морковку, её прополоть, полить, порыхлить нужно. Капусту так вообще, и подкормить, и от бабочек всяких спасти. Цветам – уход, траве – стрижку, огурцам – воды побольше, помидорам – регулярную стрижку, кустам – ягоду собрать, грибам – перебрать и заготовить, и так – всему. Тут нет ни начальников, ни подчиненных, но ты нужен всему и безоговорочно. И самое главное, что отдавая силы и время, ты в ответ почти всегда получаешь обратные силы, удовлетворение и радость. Все эти дела не выматывают, не высасывают, а наоборот питают. Наверно, именно поэтому, не смотря на такой плотный график и аврал дел, редко когда наступает ощущение полной истощенности и вымотанности. Если все делать спокойно, зная, без суеты, размеренно, то истощение и вовсе не грозит, каким бы тяжелым не был труд. А если и устал, то прогуляйся по лесу, сходи на берег, посмотри на волны, полежи на траве, и вот ты уже опять полон сил. Я, в отличии от мужа, делаю это регулярно, потому что нужно гулять с малышом. Если бы не он, то я закрылась бы внутри участка и работала-работала-работала. А так, волей-неволей приходится вытаскивать себя на самые прекрасные в мире прогулки каждый день на два-три часа.

С другой стороны –  кто-то спросит – зачем это все? Вынеси шезлонг, возьми книжку, пойди на берег, слушай волны – вот ведь настоящая жизнь в природе! Но не получается.. Не работает.. Вот идешь ты через поле и прямо кожей чувствуешь всю его красоту, отдыхаешь глазами, растворяешься в нем. Но есть ты и поле. Вы – разные. Потом почитаешь про травы, посмотришь картинки, изучишь их свойства и опять идешь через поле. И уже начинаешь узнавать, начинаешь понимать и проникать в суть поля, в те целебные силы, которые он может дать, в ту помощь, которая создана природой не за деньги, а просто так. И вы становитесь ближе, ты и поле. То же самое с лесом, с водой, с выращенной едой и цветами. Ты становишься частью чего-то, что не рухнет от скачка курса валют и не пропадет из твоей жизни из-за понижения оклада. Это не уйдет, потому что не завезли в магазин или по чьей-то невнимательности. Это останется. И есть в этом какое-то невероятное ощущение стабильности и нерушимости, сопричастности, нужности, полезности. Это – невероятные ощущения, которые наполняют каждый твой день и дают силы.

Конечно, иногда и меня терзают вопросы – оправдано ли все это? Нужно ли столько трудиться ради выращивания еды? А как же великие дела, проекты, свершения? С одной стороны – мы все это уже проходили и как-то не нашли там себе места, не получили того большого удовольствия. А с другой – я остановилась на мысли, что у меня сейчас учеба. В данный момент я получаю второе образование в аграрно-лесо-ландшафтной сфере, попутно узнавая и обучаясь навыкам обработки древесины и строительству из нее. То количество знаний и практических умений, которые мы получили за последние три года не идут ни в какое сравнение с тем, что было раньше. Возможно, раньше было просто не так интересно или не было такого прикладного характера обучения. Например, еще работая в Москве, мы разрабатывали с профессиональным архитектором план нашего будущего дома. Дали ТЗ, пожелания и дальше работали по предлагаемым ею вариантам. Многое утвердили. Затем по разным причинам проект встал, и мы вернулись к нему лишь этой зимой. Посмотрели на все наши желания и решения, поняли, что с реальностью это имеет мало общего и давай переделывать. Архитектор обиделась – мы ведь уже утвердили первый этаж! Так мы ей и не смогли объяснить, что те красивые идеи не будут работать по тем или иным причинам, что нужно переделать, перестроиться, подстраховаться и учесть конкретные факторы жизни. У нас был опыт реальной жизни на конкретном месте, а у нее – опыт прошлых реализованных проектов и уверенность в своей компетентности. Так мы общего языка и не нашли, расстались. Думаю, что пройдя через все предварительные постройки своими руками, муж сможет даже если и не сам построить дом, то, по крайней мере, на довольно высоком уровне контролировать процесс. Кто сталкивался со стройкой и стройбригадами, поймет, насколько это важно. А так как мы хотим настоящий дом на века, то и муж сейчас проходит своего рода обучение и погружение в среду, которые станут залогом успешных и качественных дел в будущем. Уже сейчас к нам на экскурсию приходят из соседних деревень посмотреть систему полива, которую Лёша сам собрал в теплице. Уже мы несем какие-то новые знания и мысли не только себе, но и другим людям, и это вдохновляет!

А попутно мы наслаждаемся собственным прекрасным базиликом, варим сыр, запасаемся витаминами в лесу, иногда совершаем сумасшедшие прогулки по воде, ребенок тренирует мелкую моторику на выращенном горохе, приучается к труду на примере родителей, закрывает теплицу, пока на ней нет гидроцилиндров и ездит на берег вместо городской детской площадки. Хотя, честно признаться, городские детские площадки тоже несказанно любит и обходит все, когда бываем в городе. А вечером все же спрашивает – когда же мы пойдем пить чай на веранду?

Такое вот лето у нас. Пока всё еще лето! В следующий раз постараюсь рассказать об особенностях планирования и распределения времени в деревне в общем и в плотный летний сезон – в особенности. Всем добра.

Вопросы? Комментарии? (всегда можно написать лично на me@looshka.com)