Агата и белые мухи

In Простые истории
Scroll this

Когда-то маленькая Агата только-только познавала мир и все было впервые! Пушистый несмышленыш восторженно дивился всему – гигантским ужасным монстрам, которые жужжали над ухом, огромному укропу, который нужно было победить во что бы то ни стало, шуршащим желтым листьям, которые можно было гонять пока не загоняешь их до состояния прозрачных кружевных ободрышей. Теперь, полгода спустя, Агата была взрослой мудрой повидавшей все на своем пути кошкой.

За последние пару месяцев ее аппетит вырос примерно вчетверо, а сама она – во все шесть размеров! Причем росла она исключительно вширь и впух, и сейчас все больше походила на пушистый комодик:)

Агата сидела с очень озадаченной и даже возмущенной мордочкой и от обиды даже помявкивать начала.
– Нет, ну никакого сладу с этими белыми зимними мухами нет, жаловалась она! Летом все просто, летит-жужжит-поймал-съел- можно охотиться дальше! А тут никакого порядка! Белые мухи целыми толпами неорганизованно валятся со всех сторон! Они атакуют сверху, слева, справа, сзади, все время меняют направление, кружаться… Ну, как тут определить на какую из них первую нападать?! И потом, если и поймаешь, то они тут же куда-то исчезают! Что это за чудеса такие?! Как будто тают, честное слово!!! – возмущению и обиде Агаты просто не было предела!

Она целыми днями торчала на улице, довольно быстро привыкла к снегу и даже перестала его бояться. Мягкие лапки были надежно защищены подросшим к зиме мехом, и ими было очень удобно рыться в снегу, поднимая целые столбы белоснежной серебристой пыльцы. Опять же было очень весело играть в “сайгак в одно и тоже место ни разу ни прыг”. Игра заключалась в том, что нужно было подпрыгивать вверх и приземляться так, чтобы лапки все время оставляли новые следы на белоснежном ковре и ни разу не попадали в одно место дважды. Можно было хвостом разметать дорожки, смешно звенеть усами-сосульками, чихать после того как нырнешь носом в сугроб, и просто, с разбегу, растопырив все четыре лапы и хвост радостно бухаться на мягкую снежную перину! Или даже лучше, можно с разбегу шариком кидаться под ноги идущих человеков, чтобы они спотыкались и сами бухались бы в эту чудесную перинку:) Аххха, славно получилось! Или вот еще, в темноте на белой дорожке можно сворачиваться в клубок и прикидываться ёжиком – наверно, одной Агате понятная шутка, специфика кошачьего юмора, так сказать:)

Да мало ли чего еще можно придумать на улице зимой, и все это будет задорно и в удовольствие! Но главное, все это будет контролируемо Агатой! А тут неконтролируемые беспорядочно атакующие с неба белые мухи! И ведь даже не жужжат, летят почти беззвучно, грациозно уверенные в своей непобедимости, как будто и не замечают, что тут на страже порядка и спокойствия бдит бесстрашная Агата… Но ничего, она и на них управу найдет, только дайте немного времени, она и это безобразие приструнит, с ней такие штуки не проходят! Укроп вон и тот покорился, фыркнула она. Во всем должен быть порядок!

Озадаченная Агата пошла домой, со второго раза забралась по лестнице на свежевытопленную жаркую печку (пушистые квадратные комодики, знаете ли, не отличаются особой ловкостью), вылизала насухо свои лапки, прикрыла глазки, передернула усиками, вздохнула поглубже и начала засыпать…

А зима за окном как будто даже и не думала об отдыхе. Она спокойно, мягко, в каком-то одном ей понятном ритме продолжала сыпать огромными снежными хлопьями.. То быстрее, то чуть замедляясь, кружили они между небом и землей, особым, им одним известным способом находя свои половинки и складываясь в единое целое..

Так, тихо, совсем бесшумно, чтобы не потревожить чуткого сна Агаты, ночь за ночью вырастали пушистые сугробы, в которые потом будет так весело прыгать, растопырив все четыре лапки и хвост;)