Остров: поездка одиннадцатая. Март’ 2013

In Деревня, Островиада
Scroll this

В этот раз на Остров мне пришлось добираться через большую землю и общественным транспортом. Леша уехал накануне утром, а мне предстоял рабочий день и вечерний поезд до Рыбинска. Обычно на машине мы доезжаем за четыре-пять часов, пассажирскому поезду же спешка не свойственна от природы, так что он благоволительно проделывает этот же путь за девять часов. Что, в принципе, тоже неплохо. Пораньше лечь спать, романтично выпив чаю из пакетика за 25 рублей из легендарного граненого в подстаканнике, залезть на верхнюю полку и провалиться в сон под мерное убаюкивающие постукивание поезда.

Утро началось, как ему и положено, рано, в 6:00.
– Пассажиры, просыпайтесь, поезд в Рыбинск прибудет через полчаса, – звучно проголосила проводница, включилась иллюминация, и начались поскрипывания, высмаркивания, скрежет открывающихся и закрывающихся молний и снисходительный шепот пассажиров, говорить во весь голос пока никому не хотелось. Мы приехали в Рыбинск.

Любое утро хорошо одним тем, что оно утро. Но зимнее раннее утро отличается еще и особой темнотой и холодом. Выходить на улицу из успевшего остыть за ночь холодного вагона весьма неуютно, надо это признать. Поэтому я решила хоть немного улучшить себе жизнь стаканом горячего чая из привокзального киоска, уже за 10 руб.

Вообще, глубинка – это такой неприкрытый и истинный, я бы даже сказала, душевный показатель настроения народа и культуры страны. Сюда пока еще не дошли такие ценности как необходимая социальная вежливость и такт в общении, клиентоориентированность и сервис в торговле, тут все просто, от сердца.

Подошла и спросила я чай очень не вовремя. Других покупателей в 6.30 утра не было, но продавец была очень занята сверкой и подсчетом каких-то цифр в своей тетрадке. Получив свой чай, я спросила есть ли какая выпечка. Получив положительный ответ в формате,- вот тут все перед вами буквами написано, что есть,- я уточнила свежее ли оно. Тут я вдоволь искупалась в волне какого-то презрительного недоумения и вместо ответа получила очень красноречивый взгляд.
– Нет, ну я просто уточнила, что вы так расстраиваетесь,- поспешила я успокоить продавца.
– Как полуфабрикаты есть трехдневной давности, так они едят, никого не спрашивают! – уже в словесной форме возмутилась она.
– Что вы, я всегда спрашиваю,- мне стало уже смешно.
– У нас все свежее, печем на месте, работаем круглые сутки, – с чувством недооцененного достоинства ответила барышня.
– Ну, так это же прекрасно! Дайте мне тогда три с творогом. На этом мы и разошлись.

Дальше план был очень простой, мне нужно было взять такси до ближайшей к берегу деревни, где на снегоходе меня ждал Леша. Такси даже стояли около вокзала. Но все они кого-то ждали, а если и не ждали, то за пределы города ехать не хотели. Водитель одной из машин связался с базой, уточнив, есть ли свободные машины до нужного мне места, но ответ диспетчера был неутешительным – машин нет. Праздник ведь, все отдыхают.

Ничего не оставалось, как идти на дорогу и пробовать ловить. Но на дороге стояла давно пойманная остановка автобусов и, судя по расписанию, через 10 минут должен был быть мой автобус. Я решилась.
Водитель, увидев меня, замерзшую и одинокую, сжалился и пустил раньше времени. И вот я восседаю в пустом темном автобусе на заре нового дня. Тут тепло, можно съесть слойку с творогом все еще окоченевшими пальцами, совсем скоро я встречусь с Лешей, и жизнь выглядит прекраснее с каждой минутой!

А тем временем мой дорогой муж добрался до большой земли, чтобы встретить меня, забрался в машину и пытался хоть немного отогреться, потому что ночью ему этого сделать так и не удалось. В очередной раз Остров дал понять, что одному тут очень и очень непросто, и на каждом шагу тебя подстерегают сюрпризы.

Приехав вчера днем в Рыбинск, Леша успел забрать в магазине вторые сани для снегохода, загрузил в них часть вещей и пошел пешком на Остров. Пришел, открыл дом, убедился, что температура в нем равна примерно уличной, забрал у соседей снегоход, отогрел его и поехал за остальными вещами.

Возвращался обратно уже в потемках и дорогу разобрать было крайне сложно. Дорога на Острове сейчас представляла из себя узкую натоптанную и наезженную колею, шаг вправо и влево от которой ты моментально провалился в толщи девственного снега, лежащего тут нетронутым с самого начала зимы.. Собственно, этим Леша и занялся, неосторожно забрав в сторону. Провалился. Следующие полтора часа он откапывал себя и снегоход, пытаясь выехать на “Дорогу”. Да, зимние штаны он благополучно забыл в Москве, так что джинсы естественным образом промокли в первые же 15 минут. Откопавшись слева от дороги и выехав на дорогу, снегоход радостно закопался справа от дороги…

С трудом добравшись до дома, Лешу ожидал новый квест, замок на двери примерз и открываться просто отказывался. Я никогда еще не видела своего мужа по-настоящему психанувшим, но, по его словам, в тот момент он был близок к этому состоянию как никогда. Видимо, замок понял, что сейчас будут бесщадно ломать, и открылся таки.

Дома! Наконец-то! Как хорошо.. могло бы быть тут, если бы не температура в минус пять.. Срочно топить печку! Затопил. Дальше нужно принести воды, чтобы вскипятить чаю и хоть немного отогреться. Дорогу к колодцу, похоже, никто не чистил примерно с января, так что идти пришлось сугробами по колено. С трудом добравшись до него по уже кромешной тьме, оказалось что крышка намертво примерзла, и до воды никак не добраться. Совсем обессилив, Леша решил пойти самым простым путем, зачерпнул ведро снега и пошел топить его.
И вот тут, сидя дома при минус пяти, с ведром снега на печи, замерзший, но, по крайней мере переодевшийся в сухое, он и написал мне смс “Бодрюсь. Колодец замерз, топлю снег, переоделся в сухое, сейчас горячего попью”. А я лишь легкомысленно улыбнулась и послала ему мои самые теплые поцелуи, даже и не представляя себе, какие приключения скрываются за этим простым “бодрюсь”…

Бодрился Леша еще до трех часов ночи, потому что именно столько времени потребовалось, чтобы хоть немного прогреть дом и поднять температуру хотя бы до 13 градусов. Попытался было прогреть немного кровать, поставив под нее обогреватель, но свернутый в клубок удлинитель не выдержал высокого напряжения и загорелся, пришлось его горящим выбрасывать на улицу в снег.. Об этом приключении Леша рассказал мне вообще между делом. Видимо, сил на переживания и волнения попросту не осталось.

В общем, немного протопив дом, попив горячего чаю из талого снега, к трем часам ночи, после половины дня дороги и еще половины дня, вечера и полночи приключений, можно было спать! Целых три часа можно было, потому что в шесть уже нужно было вставать и ехать встречать меня. За ночь Леше так и не удалось согреться. Утром его разбудил озноб. Мысль о том, что сейчас нужно будет встать и опять выйти на улицу, морозом пробежала по коже..

Однако, не смотря на все это, встретил меня Леша с огромной теплой радостной улыбкой на лице и даже с букетом цветов, восьмое марта ведь! Правда, цветы были с трудом найдены накануне вечером и всю ночь пролежали в машине, кто ж мог подумать, что они замерзают при -15 :) Именно поэтому я получила аккуратный конвертик из газеты с чем-то твердым внутри:) Моими любимыми кустовыми гвоздичками можно было легко забивать гвоздики, словно маленькими молоточками. Но все равно было приятно, старался ведь! Кстати, когда цветы отошли и живописно повисли на вазе, несколько веточек все же каким-то чудом уцелели и гордо стояли ровненькие и крепенькие, демонстрируя волшебство выносливости в своем желании порадовать!

гвоздички отмороженныеПока мы ехали домой на снегоходе, мне тоже было очень зябко и холодно. Не выспавшись, с раннего поезда, не завтракав, я чувствовала себя не очень бодрой и тепла внутри было мало. Но когда Леша по дороге вкратце рассказал про свои приключения, все капризы внутри отступили и организм перешел на скрытые резервы, только бы отогреть обоих – и себя, и любимого.

Ко всему выяснилось, что Леша толком и не ел ничего с того момента как позавтракал еще в Москве. Так что, приехав домой, он тут же начал топить печку, а я взялась за завтрак посытнее.

На Лешу жалко было смотреть, невыспавшийся, все еще промерзший, голодный, уставший.. Как же я порадовалась в тот момент тому, что после длительных раздумий – ехать к нему сюда или в Дубну к бабушке, я все же выбрала быть рядом с мужем. Одному здесь очень сложно. Сейчас, когда толком нет никаких условий, когда бываем набегами, и самая малая доля комфорта достигается огромными усилиями, тут нужно быть только вдвоем!

Постепенно дома становилось все теплее и теплее. Сосед посоветовал топить подтопок не по чуть-чуть, как мы делали раньше, а как следует, часа три, сжигая не меньше двадцати поленьев. Только в этом случае тепло как следует проходит по всем внутренним ходам и нагревает всю печь, щедро напитывая ее теплом. Таким образом за три часа мы натопили дом до двадцати восьми градусов и чуть не взвыли от жары, мечтая лишь об одном – открыть все форточки настежь:)

В теплом доме запахло едой, я застелила нашу великанскую постель, зажгли веселые гирлянды, позавтракали, попили свежего чаю, нагрелись и смотрели, как за окном вовсю уютно и радостно поднимается солнце, улыбая все вокруг своими уже вполне весенними лучами. Теплее стало не только дома, но и на сердце. Просто оттого что уютно, оттого что вместе, оттого что наше, оттого что сложно, но можно, оттого что с улыбкой через все трудности и приключения! С такими славными мыслями мы и пошли спать:)

фотография 3Вздремнуть хотя бы пару часов было просто необходимо, так что мы забрались в нашу постель, которую геройски построили в прошлый приезд, укрылись одеялом, и с чувством того, что жизнь сказочно прекрасна провалились в мягкий сон.

***
Проснувшись полные сил и бодрости, как будто заново рожденные, уже никто не боялся идти на холодную улицу. Наоборот, хотелось поскорее на солнышко, хрустеть снегом и щуриться от его чистейшей белизны.
Перво наперво нужно было прочистить проходы от дороги к дому, чтобы можно было загонять снегоход во двор. Я пообещала, что буду чистить снег очень осторожно, понемногу и не переутомляясь, и Леша таки разрешил мне этим заняться, пока сам носил привезенные вчера и раскиданные теперь повсюду вещи.

Я слово сдержала, и после каждых полуметра расчищенного пути, замирала с лопатой в руках, любуясь искрящим на солнце снегом. Это и правда волшебно, сейчас вначале марта видеть такую прекрасную и нетронутую с самого ее начала зиму. Снег как падал, так и оставался лежать. Ни собаки тут не бегают, ни люди особо не ходят, поэтому зима сохраняется в своей первозданности, украшая все кругом. Куда ни посмотри – везде белым бело!

Я не удержалась и сделала пару снежных ангелов у нас на участке и снаружи – около калитки. Снежные ангелы ведь не могут испортить снежной красоты, только добавить ей еще немного волшебства!

фотография 1.JPGА еще я поражалась красоте и нежности цветов, которыми искрил на солнце снег! Каждый раз, все внимательнее присматриваясь и по-разному прищуриваясь, можно было различить все новые и новые цвета. Тут был и ярко-фиолетовый и какой-то огненно-розовый, и нежно-зеленый, и пронзительно-желтый, и небесно-голубой, и трепетно-лавандовый.. Так и хотелось зачерпнуть все эти сверкающие искры в ладони, чтобы рассмотреть поближе. Цвета были настолько… правильными, что ли, что не любоваться ими было просто невозможно. Так я и чистила дорогу, регулярно засматриваясь куда-то в белую даль и открывая все новые оттенки снежных искорок.

Тишина стояла необыкновенная. И лишь птички изредка переметались с места на место высоко в небе целыми стайками, наполняя все вокруг своим радостным гомоном. А мы с Лешей уже в который раз говорили друг другу одно и то же – как же хорошо, какое же все родное, какое наше, какое наполняющее душу счастьем и простой радостью!

В этот раз Остров, по всей вероятности, был к нам особенно радушен, ведь такой славной погодой он нас, ой, как давно не радовал! Мы подумали, что прошли проверку на верность, ведь после волшебного путешествию на остров Новой Зеландии мы все же вернулись… Вернулись верные и преданные нашему Острову, еще больше любя его, с еще большим желанием быть здесь, развивать, обустраивать, трудиться, отдавать ему частичку душы и черпать в нем вдохновение.

Как бы далеко не стремились иногда наши мечты, какими заветными далями они бы не соблазнялись, какими лучшими местами не манились, но есть места, которые просто по умолчанию и вопреки всему твои. И в этом сердце обмануть трудно, оно просто чувствует, а ты просто остаешься. А еще в таких местах ты не задаешься вопросами о смысле жизни и месте своем в этом мироздании, не мучаешься вопросами зачем пришел и какова твоя миссия, ты просто живешь, трудишься и творишь. И душа твоя спокойна.

***
Следующий день порадовал нас с самого утра хлопьями снега, прикрыв то, что мы вчера натоптали, а потом опять было солнце! В этот раз мы не планировали много дел, хотели больше отдохнуть от своего недавнего грандиозного путешествия, уложить в голове впечатления и сомнения, подумать о будущих действиях. Так мы и поступали, неспешно завтракая, болтая о том, о сем, валяясь в кровати, прогуливаясь по двору, катаясь на снегоходе с осмотром по соседним деревням и знакомясь с соседями.

Наш новый знакомый Александр рассказал, что в свое время некий предприниматель хотел построить на нашем Острове базу отдыха. Он начал то ли выкупать, то ли договариваться об аренде земли и задумал построить мост к большой земле, чтобы огородить себя от низкого потока клиентов в связи с трудностями дороги.. В этом месте рассказа мы аж ахнули.. От мысли о том, что Остров может стать легкой добычей для любого желающего отдохнуть даже солнце потускнело.. А мысль про свободный доступ на Остров автотранспорта мы вообще отогнали поскорее, пока она не нагнала тучи на небе. Представить себе тут колонны автомобилей, грузовики, привозящие стройматериалы для новых дачников, экскаваторы, копающие котлованы под фундамент домов отдыха и прочее было просто невозможно. Ведь все это значило прощай лес, прощай свежий воздух, прощай звенящая в ушах тишина.. Отчего-то у нас не знают меры, не хотят беречь, не хотят сохранять.. Обустроить – значит убить. К сожалению, без строгого надзора и жесткого единого хозяина, который будет следить и контролировать, есть большой риск все загубить, ибо жадность человеческая не знает границ, а бережливость ограничивается стенами собственного дома в лучшем случае. Как бы печально это ни звучало. Поэтому мы втроем в один голос и порешили – мосту на нашем Острове не бывать, а как с этим бороться мы уж придумаем.

Возвращались к себе в деревню еще с большей любовью глядя по сторонам и с каким-то особым чувством островного патриотизма :)

Вечер провели чудно, поужинав залезли на кровать и досмотрели “Гостью из будущего”. Сразу три серии посмотрели за один вечер, хотя в Москве две серии смотрели аж четыре вечера подряд..

А из дел в этот день мы успели разве что расчистить чердак крыши от скопленного там мусора и старья. Это удивительно, сколько старого хлама способны накапливать люди в течении жизни. Живут, копят, складируют, оставляя “на всякий случай” или просто от жалости расставаться.. А потом умирают. Своевременно ли, скоропостижно ли, это в целом не так важно, но почти всегда с грузом ненужных вещей, которые после него кто-то другой просто берет и выбрасывает. На чердаке мы насобирали мешков пять бутылок, мешка три всевозможной старой обуви, отчего-то разложенной по периметру, мешок крупных костей (!), железки, битое стекло… Все это несло в себе атмосферу угнетающую, давящую, поэтому мы довольно быстро устали скорее морально. В какой-то момент, собирая все это, Леша пообещал в сердцах, что к концу жизни соберет все свои вещи и все что не нужно выкинет, а что нужно раздаст, чтобы ни его детям, ни его внукам, ни тем более чужим людям не пришлось копаться во всем этом… Ведь и идти, и уходить всегда лучше налегке.

***
Возвращаться в Москву было опять очень грустно. Уходя с Острова мы жадно смотрели по сторонам, ловя лучи все такого же ясного солнца. И даже не нужно было смотреть на землю, чтобы поймать разноцветные искры переливающегося снега, все вокруг было наполнено блеском падающей снежной пудры, которая искрила прямо в воздухе, между небом и землей.