Остров: поездка двадцать пятая. Январь’2014. Зачем все это?

In Деревня, Островиада
Scroll this

Ну вот, отсидели мы недельку в городе и опять на острова, как говорит моя бабушка. “На острова” как-то понтовее говорить, что ли. Сразу возникает ассоциация с Сейшелами, Карибами и прочими модными местами, приобретая некий luxury оттенок. Но нет, мы поехали на Остров отнюдь не в лакшери России, а напротив – в дремучей непросветной и быдловатой ее части.

Да, я сердита, негодую, не понимаю и не принимаю. Не скажу, что я большая патриотка, но вместе с тем, и поносить Россию не имею привычки. Я побывала в достаточном количестве стран, причем не по турпутевкам со стандартным набором достопримечательностей, а зачастую к друзьям-местным жителям, погружаясь в обыденную жизнь со всеми ее проблемами и простыми радостями.

Я, как и многие мои прогрессивно мыслящие путешествующие соотечественники, долгое время вынашивала мысль “уехать из страны”. Уехать, потому что мрачно, грубо, беспросветно, хмуро, грязно, наплевательски, безразлично, бестолково.. И лишь попав на Остров мне впервые в голову пришла мысль, что можно и остаться.

Здесь, ближе к природе, что наполняет душу и сердце светлой радостью, вдыхая воздух, что несет свободу и воодушевление, наполняя собой полную грудь, жизнь чувствуется иначе. Тут она есть. Тут, в оторванном от большой земли мирке, где есть колодцы с вкусной водой и домики с резными праздничными наличками на окнах. Тут, где утром идешь в лес за ягодой или грибами по земле, которая кормит. Тут, где коровы просятся домой, призывно мыча ровно в шесть вечера, а потом кормят тебя парным молоком. Тут, где по утру собираешь ногами свежую росу и с радостью встаешь в шесть часов. Тут, где останавливается время, где ты сам останавливаешься от вечной гонки наперегонки со всеми.. Тут хочется жить. Тут хочется узнавать и познавать великую русскую культуру, когда строили на века без единого гвоздя, где в фантазиях мастеров рождались удивительные узоры, превращающиеся в замысловатую резьбу, украшающую такие разные почти пряничные домики. Где ткали, пряли, ковали, лепили, вырезали, где каждая пара рук умела творить чудеса, умела работать! Где умели заговаривать болезни и недуги, где умели пестовать малышей, настраивая на ритмы Вселенной и растить богатырей. Где знали, чувствовали природу, где умели с ней дружить и договариваться. Где праздновали не День независимости непонятно от кого и чего, а Масленицу, провожая зиму, встречая весну и показывая всю свою молодецкую удаль. Где без всяких хлебопечек и миксеров, в простых “русских печах”, пекли невообразимого вкуса хлеб, который и правда был всему голова. Я наверно не могу сейчас описать и сотой доли величия и достижений этой великой культуры, которая здесь пока еще ощущается, но так стремительно ускользает, потому что попросту не знаю ее. Но именно здесь мне захотелось ее узнавать. Захотелось сохранять, захотелось остаться…

остров2013-14остров2013-15Однако, чтобы добраться до Острова, иногда нужно воспользоваться общественным междугородним автобусом, зайти на вокзал в Ярославле, заглянуть в билетную кассу Рыбинска, пообщаться с кондуктором местного городского рейсового автобуса.. На протяжении нескольких часов ты пробираешься все глубже в великую и могучую страну – Ярославль, Рыбинск, Каменники… Кто-то считает, что города делают люди. Я с этим не согласна. Город – это город, особое место, с особой атмосферой, историей, духом, настроением, со своей душой. Попробуйте погулять по ночному и раннеутреннему пустынному городу, именно в эти мгновения можно почувствовать его! Люди же лишь временно пользуются всем этим, сменяя друг друга и оставляя в благодарность либо что-то хорошее, либо не очень.. Именно поэтому я не имею ничего против самого Ярославля, Рыбинска или тех же Каменников. Но что стало с людьми?! Почему так много людей норовят нахамить? Почему многие считает себя пупом земли, а свою работу – верхом важности, не считаясь ни с кем и ни с чем. Почему многие забыли о простой вежливости и взаимопомощи? Я не говорю сейчас о забытых и нивелированных мастерствах и богатствах русской культуры, я говорю о забытых и нивелированных чувствах простого человеческого уважения, вежливости и доброжелательности, которые сгинули невесть куда.. А может их никогда и не было на Руси? Может, испокон веков русский крестьянин под тяжестью работы и в суровых жизненных обстоятельствах был хмур, угрюм и груб? Я не знаю… Каждый раз, сталкиваясь с какой-то бесчеловечной грубостью, хамством или безразличием мне вновь и вновь хочется бежать из этой страны вон, куда подальше. Так было и в этот раз. И так стало тоскливо и зло, так непонятно и бессильно. Не сможем же мы закрыться на своем Острове, изолироваться там и сидеть… А постоянно жить в таком окружении я не готова. Раньше я верила в то, что кому-то что-то можно открыть, что люди меняются, стоит лишь набраться терпения и своим примером неустанно показывать, что можно иначе. И ведь никогда не было жалко сил или времени на это. Но жизнь учит другому. Не меняются. Или меняются, но не на твоем веку..
-Любашик, надо четко понимать, что если здесь оставаться, то нечего интеллигенции в людях искать, надо жить с тем, что есть. А общество искать это тебе в Москву или Петербург,- ни раз говорил и еще ни раз скажет мне Леша.. Но ни в Москву, ни в Петербург и даром не хочется… В общем, грустно все это. И непонятно – зачем и как дальше?

С этими мыслями мы перешли лед и ступили на Остров. Левушка всю дорогу орал как резанный, вдоволь нахватавшись режущего как миллион ножей ветра. Останавливаться и успокаивать его не было никакой возможности, поэтому мы просто шли как можно быстрее, буквально бежали по очереди с его коляской и сходили с ума от волнения. Я была так расстроена нахлынувшими по дороге мыслями и очередным преодолением нервного перехода, что весь этот риск, все эти сложности, вечные переживания, превозмогания, какая-то отвага, чтобы попасть сюда, показались пустыми и напрасными..

До дому дошли быстро, ветра не было, мороз ощущался, но как-то растворялся в клокочущих мыслях. Меж тем на уличном градуснике было минус пятнадцать, а дома минус девять. Дома – минус девять градусов. Уже через четыре часа протапливания печи температура показывала плюс шестнадцать, но эти четыре часа мы, по сути, не отходили от печки, дополнительно греясь горячим чаем.

Пупсик был вполне весел и бодр, его лишь смущал тот факт, что отчего-то дома с него не снимают зимнего мехового комбинезона, и он лишен своей привычной подвижности. И да, в горле и груди у него все опять клокотало и булькало. Мы все по очереди ругали его за этот безобразный и безответственный концерт на льду, когда он нахватался холодного ветра, надрываясь минут тридцать. Ругала и я, и баба, и дед, и ослик, и жираф, и даже лягушонок! Все звери высказали ему свое фи по поводу такого не царственного поведения царственной львиной особы. Не уверена, что он все это воспринял, но, по крайней мере, сделал все возможное, чтобы не разболеться. И таки не разболелся.

остров2013-11Когда в доме стало потеплее, я взялась за вязание, мама держала Левушку, и мы неожиданно стали петь.. Не помню, пели ли мы вообще с мамой раньше, но тут она запела Лесного оленя Левушке, и я подхватила. А потом мы пели про зиму, которая солила снежки в березовой кадушке, и на этой песне к нам даже Василий Иосифович присоединился, добавив женским голосам знатного басу. И так стало на душе тепло и хорошо, так спокойно! Сразу вспомнилось, как в Париже во время госпал-выступления чернокожих певцов они рассказывали, что именно песня помогла им пережить тяжелые времена рабства, каторжных работ, бесправия.. Именно песня помогала сохранять доброту в сердце, оставаясь человечным и наполняясь отвагой и верой в добрый исход даже в самые тяжелые времена.. Может нужно просто петь больше? Водили ведь раньше хороводы, пели застольные песни, гуляли вечерами с гармонями… Может, и добрее оттого были?..

В общем, заснула я со спокойной душой, примирившись с прошедшим днем и готовясь со всей горячностью сердца встретить день завтрашний.. Поглубже зарылась в одеяло, обняла пупсика и забылась сном.. Но, что-то мне подсказывает, что вопросы “что дальше делать?” и “ради чего это делать?” возникнут еще не раз.

Поживем – увидим.

***
Вроде как и нагрели дом в первый вечер, а все равно по-настоящему прогрелся он лишь через три дня. Старый деревянный сруб впитывает мороз и стенами, и полом, и подполом, и крышей, каждой своей клеточкой впитывает, а потом также постепенно выгоняет его печным теплом. Эти три дня мы жили как пещерные люди.. То есть, пока эти три дня шли, все казалось нормальным. Ну, оделись потеплее, ну, пятую кружку горячего чаю захотелось, ну, пол холодит, ну, на окнах изнутри изморозь.. Мы же не сахарные, потерпим! А вот когда дом отогрелся, то как-то очень остро ощутились все эти три дня, и выразить их можно было одним междометием – “брррр”. Лично я как будто в спячке была, да и Левушка тоже.. Когда с него наконец-то сняли три кофты и двое штанов и дали вволю поголопопить, ребенок буквально ожил на глазах! До этого он все капризничал, все ему не в радость было, а тут счастье и бодрость перестали знать какие бы то ни было пределы! А мы начали засыпать и просыпаться под десятки разнообразнейших вариаций на новую освоенную тему “ба-ба-ба” :)

Не только дом запасся теплом, но и мороз на улице немного ослаб. С минус двадцати трех температура поднялась до пятнадцати градусов, всякий ветер утих, а на небе воссияло чудное зимнее солнце, какое бывает воспето в стихах! Днем ранее, в Крещение, на улице было минус восемнадцать, немного шалил ветер, и Левушку погуляли буквально минут тридцать. Леша испугался красного малышачьего носа и бегом-бегом домой. Сегодня же, воспользовавшись тем, что мужчины весь день возят доски, я планировала погулять как следует. К тому же, в этот раз мы с коляской, можно и подальше уйти. Но, надо признать, что как только мы отважились на поездку с коляской, сразу стало понятно, что нужны санки..
Ладно, снегу навалить по пояс не успело, дорога наезжена снегоходами, можно пройти. Да и после таскания моего крепыша в слинге на себе, коляска кажется чудом технологий и ободряет одним своим наличием! Я бы даже сказала – окрыляет :)

20140128-193515.jpgМолодые сосенки наконец-то хоть немного укрылись снегом и наслаждаются своими пушистыми одеялками, не все же под дождем сыреть! Воздух искрит мириадами маленьких крупинок снега, что висят от неба до самой земли и переливаются в лучах яркого солнца. Если закрыть глаза, то вокруг, во всем мире, не остается ничего кроме всезаполняющего хруста снега под ногами и колесами. А если остановиться и закрыть глаза, то вообще все перестает существовать, такая тишина тут стоит.

6Ах, вот дятел засуществовал вместе с деревом, рождая звуки-стуки в этом тихом мире. Я очень люблю такие моменты, когда можно на мгновение погрузиться в никуда, желательно еще и никем, отпустив все-все-все… И тогда обязательно наполнишься всем-всем-всем, но исключительно свежим, добрым и светлым! Этим я и занималась, постепенно продвигаясь к морю. Несколько раз хотела развернуться, но что-то тянуло дальше, пока не притянуло к мужу, неожиданно шедшему навстречу.
-Ах вот в чем тут дело, – подумала я, и мы смогли насладиться несколькими минутами уединения, пока малыш спал, и вокруг больше никого не было.

В этот день мужчины таки закончили эпопею с перевозом досок, совершив рекордные двенадцать поездок вместо обычных семи-восьми. Вечером сил хватило лишь на то, чтобы упасть и спать, зато дело закрыли. А я бегала через поле, чтобы сфотографировать их грузовой экипаж на фоне снежного поля и клонящегося к закату солнца. На память. (В итоге то единственное фото нечаянно удалила, так что вот не то и не единственное, но с паровозиком)

остров2013-17

 

И Лёша-Йети после удалых поездок =)

20140128-193437.jpg

На следующий день нужно было уезжать. И было как-то грустно и немного тоскливо, что вот только дом нагрели, ожили, оживились, а уже и уезжать.. Времени здесь всегда не хватает. Еще не хватает места. Наш маленький условно двухкомнатный домик, в котором уютно помещается одна лишь наша кровать, не очень уютно – еще две гостевых и совсем уж корявенько – диван у печки, едва ли рассчитан на комфортное проживание четверых взрослых людей и одного пупсика. Однако, рассуждая об этом, мы пришли к выводу, что все то он рассчитан, это просто мы – современные люди, не рассчитаны на проживание больших семей на малых территориях.. Видимо, этот навык утерян как и многое другое. Раньше в таком доме спокойно могла проживать семья трех поколений с четырьмя детьми.. Как там было – семеро по лавкам. Я не берусь утверждать, что всем было комфортно, просто о комфорте то особо и не знали, не с чем сравнивать было. Просто жили, ели, спали, пели, рукодельничали, стряпали, старшие смотрели за младшими, совсем старшие обучали средних, все при деле, все хорошо. Сейчас же уже после четырех дней в такой тесноте очень хочется сбежать на простор, хоть все и мирно-ладно, но стесненность отчетливо ощущается. Разучились мы жить большими семьями, каждому нужна своя личная неприкосновенная зона, покой, уединение, устали мы все основательно..

***
В день отъезда уезжать совсем уж не хотелось! Весь прошлый вечер и ночь сыпал легкий, словно пух, снег. Не крупные резные крепкие снежинки, а невесомые хлопья, которые так эффектно можно сдуть самым легким и еле заметным дыханием. Деревья от такого снега из коричневых стали воздушно-серыми и невероятно нежно смотрелись на лесном горизонте. Ну как из такой красоты уезжать?! Второй причиной нежелания ехать домой была температура в минус двадцать пять за окном. Как по такому морозу идти с пупсом, да еще и через лед?.. Бррр.. С первой причиной поделать то ничего нельзя было, а вот со второй Леша решительно справился.
-Лед уже с полметра толщиной, грузовик проехать может! А у нас даже и не грузовик, так что я пошел за машиной, собирайтесь. Наши попытки отговорить оказались слишком жалкими против его решительности, так что мы пошли собираться. В общем то, пешком мы по льду ходили, на буране ездили, пора попробовать что-нибудь новенькое. Уже когда мы благополучно перебрались на большую землю, Леша рассказал, как они ехали с папой за нами. Они на всякий случай оставили двери приоткрытыми, чтобы в случае чего легче выбраться, и поехали. Мы же двери закрыли, только пристегиваться не стали…

20140128-193525.jpg И так непривычно было ехать по Острову на машине.. Мотоблок, буран, велосипед с моторчиком, пешком, в конце концов, это все понятно тут, а вот машина.. Честное слово, какое-то инородное тело.. Мне не понравилось. Обычно, дорога домой – это именно дорога. Пока идешь, есть время осмыслить пережитое, поделиться впечатлениями, напланировать на следующий раз, надышаться, налюбоваться! А тут рраз, и проехали все. Закрытые в коробчонке, с прогретым спертым воздухом, ни тебе льдинок на ресницах, ни замерзших ног, ни внеплановых остановок на сфотографировать что-то необычайное, чего потом не будет.. Рррраз, и проехали.. Так вот оно сейчас почти все, рррраз и прошло.. Ладно, будем ждать следующего возвращения, чтобы неспешно, чтобы в удовольствие.