Мечты должны сбываться

In Деревня, Островиада
Scroll this

Пока я дописывала и редактировала прошлый пост, сидя уютно дома, в окне периодически мелькал Лёша. Он приезжал на баране, выбрасывал мешки с щебнем, делал круг разворота и уезжал обратно за новой партией. На материковом берегу в это время его брат насыпал щебень в мешки, готовя новые груженые сани к переправе. За первый день Лёша сделал тринадцать ходок через лёд и привез пятьдесят мешков, это чуть меньше половины всей работы. Щебень нужен нам для фундамента будущей мастерской, который будем закладывать ранним летом. Если не успеть привезти сейчас по льду, то придется делать это по воде в лодке. Но, очевидно, что возить щебень в лодке – не очень удобно…

Конечно, все могло бы быть гораздо быстрее. Например, если попросить перевезти щебень на более мощной технике, чем наш баран. Мы и попросили. Только вот у местных тут особая история с ценообразованием. Так как просить особо больше некого, то этим фактом смело пользуются, взвинчивая цену чуть ли не до небес. Мы посчитали, что привезти самому, учитывая затраты только лишь на бензин выходит ровно в десять раз дешевле. Десятикратное увеличение цены, видимо, за труд водителя. Если перевести эту сумму на мою былую московскую зарплату (хорошо оплачиваемая позиция руководителя отдела в крупной компании), то час наемной силы здесь с их транспортом стоил бы дороже моего часа ровно вдвое. Вот вам и глухая деревня вдали от города с его бурной экономикой. Такая, видно, нынче добропорядочная община взаимопомощи и поддержки в глухой труднодоступной деревне, где постоянно живущих домов то всего три штуки и все в одинаково непростых условиях.

Грустно все это. Как раз на днях я читала про старые крестьянские обычаи взаимопомощи. В каждом районе были свои обычаи и нормы, но, так или иначе все они были гарантом того, что порядочный работящий человек никогда не останется без рабочей помощи, ни в случае несчастного случая (пожар, потеря кормильца), ни в случае будничных крестьянских забот. Новые дома отделившихся молодых и те всем миром строили за очень короткие сроки.


Вот что пишет о нормах взаимопомощи Марина Громыко в своем исследовании “Мир русской деревни” Соседская помощь односельчанам, оказавшимся в трудном положении, занимала почетное место в общественной жизни деревни. Она регулировалась целой системой норм поведения. Частично такая помощь проходила через общину. Случалось, что мир направлял здоровых людей топить печи, готовить еду и ухаживать за детьми в тех дворах, где все рабочие члены семьи были больны. Вдовам и сиротам община нередко оказывала помощь трудом общинников: во время сева, жатвы, на покосе. Иногда мир обрабатывал участок сирот в течение ряда лет. Особенно распространена была помощь общины погорельцам — и трудом, и деньгами. Сбор средств в пользу пострадавших начинался обычно сразу после пожара. А во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов в некоторых общинах принимались решения схода о помощи семьям ратников: летом у таких семейств скосили, связали и свезли на гумно хлеб; часть хлеба была обмолочена, остальной убран в скирды. Хозяйки угощали односельчан, участвовавших в этих работах. В русской деревне XVIII—XIX веков существовало такое понятие— мироплатимые наделы. Это означало, что община (мир) брала на себя оплату всех податей и выполнение повинностей, которые полагались за использование данного надела. Например, у государственных крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии такие наделы по решению схода выделяли в 70-х годах XIX века вдовам. В этом же уезде из общественных хлебных магазинов по решению совета стариков выдавали беспомощным старикам и малолетним сиротам хлеб на весь год.

…общины даже готовили свадебный наряд невесты. Отзывчивость, соседская и родственная взаимопомощь наиболее открыто проявлялись на так называемых помочах. Этот обычай — приглашать знакомых людей для помощи в срочных работах, с которыми семья не успевает справиться самостоятельно,— многим известен и в наши дни. Масштабы его распространения в старину поражают. «Помочи бывают к различным полевым работам в жнитве, распашке и пр., если кто захочет поскорее управиться или у кого нет скота или рабочих рук, ставит вино в праздничный день и созывает на помочь, это делают и богачи и бедняки»,— писал в 1878 году корреспондент из Дергачевской волости (Новоузенский уезд Самарской губернии).

Сегодня функцию общины и помощника своих граждан берет на себя государство, но едва ли государство такой огромной страны как Россия способно оперативно и в полную меру реагировать на все запросы. Местная община в этом плане гораздо эффективнее, но сегодня её просто нет. Есть попытки воссоздать этот уровень общинной жизни, труда, чаще всего это объединения на религиозной почве или на почве мастерства, творчества. Как пример можно привести и знаменитый Ноколо-Ленивец, и Общину Виссариона – экопоселение Тиберкуль. О подобных объединениях можно найти достаточно много информации в сети. Однако, в эпоху “я могу все сам” подобные вещи часто воспринимаются с недоверием, как сектанство, шарлатанство. Таким образом, попытка возродить то естественное, что складывалось и практиковалось веками сейчас просто не находит своей почвы. Извечное – разрушить легко, восстановить – труднее.

Однако, возвращаясь к нашей истории сегодняшнего дня, нужно добавить еще одну деталь – советы! Помимо задранной цены на искомую нами помощь нам еще предложили кучу бесплатных советов.

Наверно, в тот момент, когда люди перестанут думать, что живут единственно верным путем и все за всех знают – жить станет гораздо приятнее, тактичнее и уважительнее. Но пока вот так. В общем, махнул Лёша на все это рукой, вызвонил брата и давай щебень сами возить. Всего-то полсотни ходок за два дня и четыре с половиной тонны вожделенного щебня нужной фракции лежат около дома. Сделано.

4,5 тонн щебня в мешках

Возможно, кто-то сейчас тоже задается вопросом – а и правда, почему сначала мастерская, а не дом? Вам я расскажу то, чего Лёша, конечно же, не стал рассказывать. На днях он ходил по дому в смешных термо-бриджах, я возьми и сделай ему комплимент, на что получила такой вот рассказ.

-Слушай, тут такая история.. Я еще когда в школе учился, нашел у мамы вязальную машину. Она на ней давно ничего не делала, что-то там было неполадно, но я нашел инструкции и начал вязать. Думаю, свяжу себе гамаши на зиму. Попробовал – получается. А потом что-то случилось, то ли пряжа кончилось, то ли еще чего, в общем, получились они у меня короткие как бриджи. В это же время родители решили купить дом недалеко от поля, где Курская битва была, там отцу кто-то участок насоветовал. И вот поехали мы его смотреть. Он такой весь старенький был, уже немного покосившийся, и была там еще кака-то постройка, то ли баня, то ли сарай. Мы в сами строения не заходили, так по участку только посмотрели. И так мне понравилась та отдаленная постройка. Я все ходил и представлял, как я ее себе определю, обустрою там все, мастерскую сделаю и буду что-нибудь в ней ваять. И вот я прям уже видел, как выхожу в одних этих вязаных подштанниках на улицу запросто, это же свой дом, в штаны рядиться не обязательно, просто взял и выскочил как есть, добежал куда надо.. Но, дом тот мы так и не купили, так что и штаны где-то без дела свалялись.. Ты вот сейчас сказала про бриджи, а у меня прямо как дежа-вю того дня.

Изначально мне были приведены вполне себе логичные доводы в пользу начинания большого строительства с мастерской. Уже сейчас очевидно, что нам просто необходимо место для работы. Необходимо закрытое отапливаемое помещение для расположения станков, работы с деревом, покраски, пропитки и всех прочих дел. Необходимо также просто отдельное место для любой умственной работы, в том числе и для удаленной за деньги. Работать дома в одной комнате с маленьким ребенком невозможно, это факт. К тому же, если сначала сделать мастерскую, а потом – дом, то пока дом будет отстаиваться, в мастерской можно будет делать все необходимое от окон до лестниц и мебели. А так как мы пока упрямо идем по пути – покупать в магазине готовое – не наше, наше – делать самим, то это такой вот стратегически нужный нам ход. Но, честно признаться, если бы я услышала историю про мальчика и вязаные бриджи, который так мечтал о своей мастерской и уже буквально бегал вокруг нее, то я бы ни секунды не сомневалась в правильности нашего решения. Ведь зачем же еще вырастать во взрослых мужчин и женщин кроме как не для того, чтобы исполнять мечты своих маленьких мальчиков и девочек. Только в этом случае все проблемы и сложности взрослой жизни хоть как-то оправдываются.

Пока же, последнее время, приоритетным делом у Лёши было по-прежнему строительство душевой. Мы уезжали почти на месяц, чтобы он мог склеить дома дверную коробку и сделать еще много всего. Ему же казалось, что он в наше отсутствие, ни на что не отвлекаясь, буквально мир успеет перевернуть. Оказалось, что такая простая деталь как вставить дверь таит в себе множество сюрпризов и непредвиденностей. В общем на эту операцию ушли почти все три недели времени, включая склейку дверной коробки, постоянные подгонки, квест с петлями и прочие истории.

– Ты не поверишь, но я когда все подогнал, когда вставил эту долбаную дверь, то сел и смотрел на неё. А потом минут тридцать открывал-закрывал, открывал-закрывал. И такой я был счастливый, что она открывается и закрывается, такой радостный! – делился со мной Лёша. Я подошла к двери, а она и правда открывается и закрывается.

– Все же, для меня очень важно не просто знать, что я что-то сделал, а иметь реальную возможность потрогать, повертеть, физически ощутить продукт своего труда. Вот тогда какие бы усилия ни прилагались – все оправдано!

Такие вот простые откровения. Ну и в подтверждение им на восьмое марта, пользуясь днем отдыха дома, Лёша смастерил мне отличные полки у кровати, о которых я так давно мечтала. Отличный получился подарок, буквально не выходя из дома.

А я тем временем освоила управление снегоходом и в первый же день поехала с пупсом на берег смотреть закат. Он был такой!

Вопросы? Комментарии? (всегда можно написать лично на me@looshka.com)